Здесь делается вжух

18.04 Открыта регистрация во все племена.

14.04 Добавлены новые шаблоны для оформления отношений и хронологии.

03.04 И снова обновления. Регистрация в племя Теней приостановлена.

01.04 Итоги месяца и обновления на форуме.

21.03 Очередное обновление на форуме. Регистрация в племя Теней вновь открыта.

самые активные
самые сытые

cw. cказки старого леса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. cказки старого леса » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Код:
<!--HTML-->
<script>
$('.html_country-wrapper').slidey();
</script>
<div class="html_country-wrapper">
  <div class="html-slider-wrapper">
    <div class="slide-tabs">
      <div class="slide-tab default active">Общая информация</div>
    </div>
    <img src="https://forumupload.ru/uploads/001c/0f/f4/2/t638933.png" class="slidy_img">
    <div class="slides">
      <div class="slide-viewport">
        <div class="slide default active">
          <div class="slide_scrollbox general-place">
          <p>Любой лагерь должен быть защищен, и в качестве защиты Речного лагеря выступает настоящая живая изгородь - стена из камышей. Высокие заросли окружают намытой рекой остров и этого вполне достаточно, ведь коты других племен не способны так же ловко плавать, а потому неожиданное нападение не грозит речным котам. Все палатки находятся в зарослях, их верхушки плотно сплетены между собой, образуя крышу.
У дальней части острова из-под воды выступают небольшие валуны, на которых греются старейшины в теплое время года. Большая ива растет у окраины лагеря, и там же, рядом с ней, находится большой плоский валун, с которого предводитель обращается к своему племени.</p>
        </div>
        </div>
      </div>
    </div>
    </div>
</div>

hide-autor

0

2

- Понапридумывают, понимаешь ли... камыш... дурацкий...
Фырча и неумело выворачивая лапы, Ручеёк в который раз пыталась победить эту вонючую подстилку. Вернее, она сильно пыталась сделать новую, но старейшинам так просто не угодишь. Однажды на одном-единственном Совете, где ей удалось побывать, ученик из Грозового племени рассказывал ей, что у них подстилки из мха, и в тот момент речная ученица до страшного ему позавидовала.
Ну не поддавался ей этот дурацкий камыш!
- Ну давай же... ну... ну-у-у-у... - кошечка сопела, рычала, фырчала и чуть ли не скакала вокруг лежанки, которую пыталась сделать уже и для себя. Когда один стебелек удачно ложился под другой - вываливался третий, и именно в эти моменты, как показалось Ручеёк, воители учатся своему боевому кличу.
Ну или как растерзать соперника в клочья.
- Ну наконец-то, - рявкнула кошечка на подстилку, для надежности прихлопнув лапой тугой, вполне себе сносно переплетенный камыш. Сама же Ручеёк уже не выглядела так сносно: взъерошенная, словно воробушек, с горящими круглыми ушами и нервно извивающимся хвостом, она полюбила свою новую лежанку почти так же сильно, как ненавидела сам процесс.
- Пусть только попробуют мне какую ракушку подсунуть... - пробурчала себе под нос ученица, подозрительно оборачиваясь через плечо. Одна сестра чего стоила!

Отредактировано Ручеёк (Четверг, 14 марта 21:07:30)

+8

3

Жаба с наслаждением вдохнула воздух и улыбнулась. Сезон Юных Листьев. Конечно, он приносит и паводок, но дымчатая воительница всегда любила это время. Наконец, лес освобождался от зимнего покрывала, а река освободилась от оков. Это значит, что совсем скоро она может с наслаждением окунуться, пошевелить лапами под водной гладью, обрызгать соплеменника и получить точно такую же волну в ответ. Скоро придёт богатый улов, и её шёрстка вновь станет блестящей и гладкой. Конечно, птицы и мышки дарили сытость, но, пожалуй, нет ничего лучше этого ароматного щекочущего запаха рыбы.

Воительница улыбнулась, услышав сопение, фырчание, ворчание и всё вместе и сразу где-то на поляне. Она совсем не была удивлена, когда увидела Ручеёк, которая отчаянно боролась с подстилкой. Оставшись в тени, Жаба с усмешкой смотрела, как ученица терзает камыши.
- Ну наконец-то, — сначала рявк, а потом и "шлёп" по этому самому гнёздышку. Хорошо, что оно не развалилось от такой приложенной силищи.

— Достойный соперник, — Жаба подошла к Ручеёк и глянула на труды малышки. В глазах воительницы сверкала усмешка: до чего серенькая ученица была потешная — взъерошенная, как воробушек. — Для наших старейшин так стараешься или для себя такие жертвы? — мило улыбнулась она. — Немного опыта и скоро будешь делать такие гнёздышки и глазом не моргнув, — может быть это её утешит?

+6

4

После возвращения в лагерь Синичка провела почти все время в скромной тишине, снуя хвостом вслед за воителями и внимательно повторяя все, с чем нужна была помощь - то есть, практически со всем. Речных котов не смущала вода, да даже и не пугала толком, но вот то, что недавнее наводнение настолько покосило лагерь - это совсем другое. Синичка не представляла, что родные палатки могут быть другими, да и видеть любимые подстилки потрепанными было даже как-то печально. Однако лагерь не унывал: коты шустрили то тут, то там, явно не собираясь откладывать это дело на потом.

Где-то совсем рядом Ручеек готовила и свою подстилку, а точнее, судя по звукам - сражалась с нею. Серошкурая не видела ее, но отчетливо слышала, что камыши не хотели поддаваться сестре и, кажется, даже давали сдачи. Ей, впрочем, тоже: неуклюжие крупные лапы едва могли совладать с ним, и казалось это куда сложнее, чем боевая стойка и даже ловля малышки. Здесь нужно было терпение, а с ним Синичка дружила плохо. Потерпев неудачу несколько раз и даже получив кончиком камышинки по носу, Синичка жалобно взвыла: - У меня не получается! Расстроенно моргнув, Синичка отстранилась от своего сегодняшнего противника и оглянулась по сторонам в поисках кого-нибудь, кого можно попросить о помощи, но первым делом уткнулась в темношкурый бок Жабы и стыдливо прижала ушки. Ну вот. Все воители увидят. Покуда не стало слишком поздно, Синичка постаралась сесть, а вернее - залезть сверху того, что вот-вот должно было стать ее новой подстилкой и поспешила отыскать взглядом сестру: - Ручееек! Иди сюда!

+5

5

[indent] Грохотун раздраженно прижимает уши к затылку, когда слышит со стороны поляны очередной ученический крик. Подумать только, не могут справится с подстилками! Лапы аккуратно перекладывали уцелевшие травы в лопуховые листы. Живя рядом с водой, нужно быть готовым, что какой - нибудь ливень вызовет разлив реки и тогда все затопит к цаповой матери! И Грохотун был готов, правда, всех трав спасти не удалось.

[indent]—  Так - так, — хрипло причитал белый над запасами, — крапива, бурачник, мята водная, — сохранность палатки целителей кота не очень то интересовала. Пусть этим занимаются воины, куда важнее убедится что хотя бы какие - то лекарства на первое время есть. Уцелела практически половина из того, что Грохотун собирал вместе с Горечью за последнее время. Благо, за неделю до бедствия он передумал пополнять запасы, так бы они потеряли куда больше.

[indent] По правде говоря, любая потеря для целителя была большой. И теперь, не досчитавшись нескольких пучков маргаритки, окопника и мокричника, Грохотун почувствовал как заскрипела от досады его челюсть. Не жалко было только маковых зерен, от них толку мало, боль можно и потерпеть, а чтобы спалось лучше — надо больше работать.

[indent] — Горечь, — рявкает он громко, оборачиваясь через плечо на поляну. Единственный двигающийся глаз забегал по зарослям камыша, в поисках знакомой морды. Небось пошла нотации читать кому - то, ее спросить забыли, — хватит прохлаждаться, если никто не умирает, найди какого ни будь лба по здоровее, пусть разберется с водой в нашей палатке, — раздает команды старый целитель, заворачивая травы в листы лопуха. Неизвестно, как долго племя будет разбираться с нанесенным ущербом. Но если их палатка не будет отстроена до вечера, Грохотун лично наведается к Метеору и расскажет ему, как дела делаются.

[indent] С каждым свернутым листом лопуха, целитель все больше ощущал, как тяжеллеют его лапы. Дорога до лагеря далась ему не просто, да и выуживать каждый пучок травы из завалов дело не из простых. Отрадно было ощущать, как луны нещадно забирают его силы и лишают возможности жить бодро, без тяготящей усталости.

Отредактировано Грохотун (Пятница, 15 марта 12:15:45)

+5

6

Ручеёк сидела и пыталась отдышаться после неравной битвы с подстилкой. Хорошо бы она прослужила подольше: не хотелось снова возвращаться к этому дурацкому процессу. Да и вообще: было бы совсем здорово поскорее в воители, чтобы не приходилось все вот это вот самое...
... им же не приходится?
- А? - встрепенулась воробушком ученица, когда рядом показалась добродушная Жаба. Глухо хихикнув, серенькая слезла с камышовой подстилки, во всей красе демонстрируя свое творение.
- А то ж, для себя, - распушилась Ручеёк, тут же сдувшись обратно:
- Но я и это... старейшинам тоже хорошие делала... честно-честно! Из самого сухого камыша! - сделав огромные глаза, вмиг расстроилась синеглазка: вдруг обделила стариков? Но нет же, все правильно, себе - в самую последнюю очередь, просто лапу набила, видимо.
- У меня не получается! - раздался поодаль звонкий голос сестры, и дымчатая дернула ушами в сторону Синички. Та сидела на груде камыша, которая тоже должна была быть, по идее, подстилкой.
Ученица аж присвистнула.
- Ручееек! Иди сюда!
И прижала уши.
- Ну во-о-о-от, - тихо, доверительно протянула она Жабе, свешивая хвост и послушно ступая помогать сестре. Еще один неравный бой против дурацкого камыша.
- Не ну знаешь... сейчас отладим, - носом спихивая с подстилки сестру, Ручеёк зажала особо выступающий камыш зубами.
- Шкорее шмякай это шамое ф ту шторону, - шепелявила ученица, усиленно, с прижатыми ушами и нервно извивающимся хвостом впихивая центральный камыш где-то между прочими.
- Всё! Всё-ё-ё, - бухнулась Ручеёк на землю, для надежности - кверху лапами.
- Живая? - обратилась она к сестре.

+4

7

Ручеёк вздрогнула, стоило Жабе показаться поблизости. Смешной комок шерсти был так поглощен этим непростым занятием, что не сразу заметила приближающуюся воительницу. Ученица слезла со своего творения, и теперь дымчатая во всю могла его оценить со всех сторон.
— А то ж, для себя, — распушилась ученица, а после сдулась, видимо, посчитавшая, что Жабе это не понравится. — Но я и это... старейшинам тоже хорошие делала... честно-честно! Из самого сухого камыша! — и глаза такие большие-пребольшие.
— Молодец, что не забываешь, — довольно кивнула воительница. — Думаю, наш Плющевик будет рад наконец-то поспать в сухости, — с возрастом у всех стариков ломит кости, а уж после таких приключений с паводками так точно.

— У меня не получается! — где-то недалеко послышался жалобный вой, в котором Жаба сразу же узнала голос сестры Ручеёк. — Ручееек! — пускай, воительница и не видела мордочки Синички, но могла отдать хвост на отсечение, как требовательно та подзывала иссиня-серую ученицу.
— Беги на выручку, — усмехнулась Жаба, отходя от оруженосца. Конечно, ей, как воительнице, можно было бы и проконтролировать процесс изготовления мягких гнёздышек, но две смышлённые ученицы вполне и сами могли справиться, и Жаба не хотела их смущать.

Провожая взглядом Ручеёк, Жаба заприметила целителей.
— Грохотун, Горечь, вам нужна помощь? — она спросила это издалека, несколько боясь попасть под горячую лапу сварливого врачевателя. Вдруг нос откусит, если она будет путаться под лапами. Всё-таки она обыкновенная воительница: до целительских дел ей было далеко.

+4

8

[indent] Возвращаясь в лагерь вместе с патрулём, ответственным за сбор материалов для палаток, Метеор за десяток лисьих хвостов до входа заслышал голоса - некоторые из них, по правде говоря, были слишком уж знакомыми, и он невольно навострил уши. Пару лун назад он отдал дочерей на обучение воителям, и, в общем-то, рассудил, что теперь уровень шума в лагере на какое-то время снизится, совершенно забыв - неясно, умышленно или нет, - что в этом же возрасте ему самому не хватило бы и десяти наставников с поручениями, чтобы вымотаться. А в Ручеёк он видел себя едва ли не каждый день.
[indent] Впрочем, в отличии от его собственного ученичества, он ещё ни разу не получал жалоб наставников на дочерей и, если уж начистоту, откровенно этим гордился. Понимал, что вся заслуга лежит на Щуке, попадать ненароком которой под лапу побаивался и сам, но всё равно гордился с тем важным видом, что присущ только молодым и малоопытным отцам.
[indent] Но, ступив на главную поляну, в первую очередь он направился к палатке целителей, заприметив там Жабу и, что важнее, Грохотуна. О том, сколько их запасов уцелело после наводнения, Метеор не знал, и скорее машинально чем осознанно постарался прочесть ответ по выражению лица целителя, и потерпел неудачу. Пожалуй, их врачеватель мог выглядеть одинаково сурово и при потере двух сорняков, и всех своих запасов до последнего макового зёрнышка.
[indent] - Грохотун, подряди Жабу помочь вам разобраться с оставшимися травами и скажи, чем помочь с палаткой: на сегодня я - ваш лоб поздоровее, - проконтролировать сохранность палатки целителя ему хотелось лично, а заодно и услышать все дурные новости, если таковые имелись, сразу. Кроме того, скоро должна была вернуться Щука, и дела пойдут ещё быстрее.

+5

9

Начало

- Ну, держаться будет, - протянул Гадюка оценивающе, когда закончил латать дыру в палатке воителей. Стебли самой просторной - и в то же время, самой хлипкой, - палатки лагеря держались друг за друга не иначе, как при содействии Звездных предков. Однако воители и оруженосцы старались затыкать прорехи листьями папоротника или даже мхом, который особой популярности в Речном племени не сыскал. Что поделать? Мох слишком легко намокает, а Речные должны быть всегда готовы к паводку. Это для соседей вышедшая из берегов река оказалась сюрпризом, "рыбоедам" же не привыкать.
Ученица Гадюки, Ручеек, как раз маялась с камышовой подстилкой. Процесс воитель контролировал, поглядывая иногда через плечо. В талантах кошечки воитель был уверен и ощутил прилив гордости, когда Ручеек вызвалась помочь Синичке. Приятно осознавать, что из двух сестер ему досталась наиболее способная. Впрочем, разве могло быть иначе?
Потянувшись за новым стеблем, Гадюка с досадой обнаружил, что его строительные материалы кончились.
К счастью, Метеор как раз распоряжался на главной поляне. Воитель приветственно кивнул Жабе, что кричала целителю с условно-безопасного расстояния. Сам же Гадюка рискнул подойти ближе.
- Метеор, я хочу взять с собой Ручеек, чтобы набрать камыша и веток, - он недвусмысленно махнул хвостом в сторону кучи с дичью. - Что-нибудь еще нужно?
Конечно, лагерь Реки окружала густая стена камыша, но она выполняла защитную функцию, потому обдирать ее - затея плохая.

Отредактировано Гадюка (Среда, 20 марта 07:45:39)

+3

10

Горечь сновала по лагерю то туда, то сюда с глазами, какие бывают у щук, которых подцепили из воды воители. Круглые, большие, да непонятно удивленные или застывшие и непонимающие. Стоило им вернуться вчера в лагерь и увидеть запасы. Да-а, Предки, за-а-апасы... Пару стебельков, да пару сухих соцветий. У ученицы буквально сперло дыхание от накатывающей паники. Ой, что было вчера. Но сегодня трёхцветка будто ужаленная скакала по лагерю, то и дело пытаясь влезть в камыши, под заросли, куда угодно - лишь бы найти хоть что-то.

Почему вдруг ей взбрело именно это в голову, известно одному Звёздному племени.

Не нашла она остатков трав ни в зарослях, ни на камнях. Решила проверить около ивы, засунулась головой в самую нору в корнях и впервые за сегодня заинтересовано повела ушами. Глубоко в норе за кору зацепилась выцветшая лапчатка. Выглядела она как длинная шерсть Горечи после купания, вся обвисшая, мокрая и не пойми какая. Но трава же.

Ай ещё может что вылечить, - ученица подобрала её в зубы и выскочила из корней. Чем ближе она подходила к основной поляне, где сновали все, и восстанавливали лагерь, тем громче были звуки возмущения котят.

- Синишка, - возмущенно проголтела сквозь травы кошка, нахмурившись. - Каково Цапа села на камыш, раз не доделав-ва полстилку. Слесь!

Она бы даже сама бы её стащила, не позови её Грохотун. Хмыкнув себе под нос, ученица возмущенно взмахивает хвостом на котят и бежит к наставнику с "добычей" в зубах.
Найди какого-нибудь лба по здоровее, пусть разберется с водой в нашей палатке, - кивнула.
Подошла ближе, положив на камень к подсчитанным остаткам трав.
- Уцелела вот, - очевидно, так решила только трехцветка, толком ещё не успев разобраться со всей теорией о травах в голове.

- О, а вот и помощники, - улыбнувшись рыже-белому предводителю и его оклику Жабы, она даже приосанилась и поискала глазами то, что могло бы убрать воду и впитать её побольше.

Отредактировано Горечь (Вторник, 19 марта 23:27:25)

+6

11

[indent] Похоже на раздраженный крик Грохотуна решило собраться пол племени, иначе он понятие не имеет, почему чувствует уже четырех, что стоят за спиной. У него даже шерсть зашевелились на боках, ему не нужно столько помощников.

[indent]Он оборачивается через плечо, смотря на подошедшего Метеора. Жаба не попала в его небольшую область обзора, но зато он ее хорошо услышал до этого. А потом увидел подоспевшую Горечь с какой - то грязью в пасти.

[indent] — Уцелела вот, — и положила рядом это непонятно - что. Белошкурый задержал короткий взгляд на добыче своей ученицы, а после перевел его на Горечь.

[indent]— Можешь скормить этот мусор Гадюке, — буркнул Грохотун, переводя внимание на только подоспевшего бурого воина, — может тогда он научится здороваться, а? — чуть громче продолжил целитель, так, чтобы тот его точно услышал. Но не время чесать языками с пустоголовыми молодыми котами. Палатка это самое важное.

[indent]— Нужно выгрести воду из палатки, Метеор. И отправить кого - то с Горечью за травами, пока она мне сюда всю дрянь с лагеря не притащила, — отчитывать ученицу Грохотун не любил, но иногда ему приходилось этим заниматься. Пусть это было даже на глазах у других — ничего. Едва ли остальные смогут крапиву и мяты отличить, их мнения вообще никто не спрашивал.

Янтарный взор вернулся к травам.

[indent]— Но сначала до разбери что осталось, — он обращался к трехцветке, — и чтоб не одного корешка мне не пропустила.

+6

12

На поляне то тут, то там стали подтягиваться соплеменники. Вот из патруля вернулся Метеор, и сразу оказался с ними рядом. Жаба приветственно кивнула ему, а после кивнула и подоспевшему Гадюке, который намеревался сцапать Ручеёк с поляны и увести на поиски камышей.
— Грохотун, подряди Жабу помочь вам разобраться с оставшимися травами, — предложил предводитель.
Дымчатая перевела взгляд на целителя. Что-то ей подсказывало, что Грохотун вряд ли позволит кому-то из воинов копошиться в целебных травах. Лично Жаба точно не смогла бы отличить сорняк от лекарственного растения: вот вою то будет, если воительница по незнанию выбросит в выгребную яму что-нибудь такое, что растёт исключительно раз в сезон и то по особым случаям.

— Можешь скормить этот мусор Гадюке, — недовольно буркнул Грохотун, когда Горечь выудила что-то мокрое, а после укорил воителя в том, что тот не умеет здороваться.
Жаба не смогла подавить улыбку: её выдали дрожащие усы.

— Нужно выгрести воду из палатки, Метеор. И отправить кого — то с Горечью за травами, — распорядился Грохотун.
— Я могу сходить с Горечью, — ответственно вызвалась дымчатая, выступая вперёд. — Заодно поохочусь по дороге, — куча с добычей быстро пустела.
Интересно, а где Истлевший? Кажется, я видела, как он выходил с Нежной из лагеря... И шерсть неприятно начала зудеть. Жаба с удовольствием бы поохотилась вместе с другом, но он, кажется, предпочёл ей другую компанию... Не выдержав, воительница обернулась, оглядывая лагерь, но ни рыжего соплеменника, ни серую сестрицу не заметила.

+5

13

— Синишка, - послышался возмущенный голос ученицы целителя где-то совсем рядом, Каково Цапа села на камыш, раз не доделав-ва полстилку. Слесь!

- Горечь! Серошкурая прижала ушки: - я только его примяла... Почему-то она начинала опасаться ученицу целителя даже больше, чем самого Грохотуна, хотя хорошо помнила, как котята обсуждали его мутный глаз и придумывали то одно, то другое о том, почему он именно такой. Но похоже что недовольная Горечь выглядела более угрожающе, и юница прилежно сползла со своего творения, хоть и не очень хотелось показывать его всему племени вокруг. К счастью, Ручеек уже подоспела и помогла ей спихнуться с торчащих во все стороны камышинок.

— Не ну знаешь... сейчас отладим, - протянула Ручеек, а Синичка невольно поджала губы: - так все плохо? Синичка растерянно глянула сначала на сестру, потом на свою будущую подстилку: ну не настолько же... Или настолько? К счастью, Ручеек не бросила ее одну наедине с этим несчастьям. Следуя за указаниям сестры, серошкурая послушно и настолько сосредоточенно, как вообще умела, потянулась за торчащей камышинкой и, кряхча от неудобства, кое-как все же засунула ее туда, куда было нужно, хоть и не с первого раза.

- Фууухх.., - протяжно взвыла Синичка, плюхаясь рядом с сестрой. Казалось что наставника еще не было в лагере, а поэтому торопиться было некуда. Разве что это оставляло их в небольшом риске: вдруг Горечь решит вернуться и придумать им какое-то новое занятие? Напряженно сглотнув, этим Синичка и решила поделиться с Ручеек, но немного издалека, шепотом: - а ты кого больше боишься, Горечь или Грохотуна? - аккуратно прошептала на ушко сестре, заодно оглянувшись, а не возникла ли Горечь снова из ниоткуда прямо у нее за спиной.

+5

14

От первых дел в лагере Щука старалась не отвлекаться: чем быстрее бы они закончили перетаскивать приплывшие коряжки и высушивать подстилки, тем быстрее бы племя вернулось к своей привычной череде дел. Вода уже не была такой покладывающе ледяной, как в самый конец морозов, а это означало, что как только, так сразу воители могли бы вернуться к рекам и ловле рыбы. В конце концов, это последнее племя во всех лесах, которое бы действительно испугалось наводнения или его последствий. Поэтому довольно быстро Щука приосанилась, а после и вовсе поймала за хвост Метеора, как только у бело-рыжего появилась минутка.

- Ну ты посмотри на этот лагерь, - мягко мурлыкнула кошка, невзначай прислоняясь к плечу предводителя: - следов наводнения почти не осталось. Хмыкнув, Щука обвела главную поляну довольным взглядом: конечно, это было не совсем так. Только совсем слепой не заметит, как где-то вода размыла песчаный берег, где-то - сильно примяла камыши, но не было ничего, что не исправило бы немного времени, солнца и умелые воинские лапы. Как ни крути, а вряд ли это совсем то, что хотелось слышать предводителю после долгого отсутствия в лагере, а немного поддержки никому не помешало: - только представь, в каком ужасе носятся по лагерям наши соседи со мхом в зубах, - хихикнула она совсем на ушко, не скрывая просачивающейся гордости за способности своего племени.

- А я знаю, кто будет рад половить рыбку, когда с делами в лагере будет покончено, - мяукнула воительница следом уже громче и кивнула в сторону их дочерей, хотя имела в виду и себя тоже. Со всеми этими переходами ей почти не удавалось застать Метеора наедине, но кошку не покидала и мысль, что их дочери еще не умеют как следует плавать и ловить рыбу, а кто научит их этому лучше, чем отец-предводитель? Из всех воспоминаний, которые Щука хранила о своих первых лунах, тот день, когда родители отвели сестер к кувшинкам на первый заплыв, наверное, оставались одними из самых теплых.

+5

15

Весь лагерь был поднят на уши, буквально. Все соплеменники чего-то суетились, разбирали завалы, отстраивали палатки, собирались в патрули. Мотылек не собирался оставаться в стороне, несмотря на то, что рана его все еще была свежа. То и дело неприятно пульсируя и отдавая в лапу, она делала из Мотылька больше обузу, нежели полезного помощника. Поспать сегодня не удалось - рыже-белый воитель то и дело пытался найти удобную позу для сна, но так и не смог противостоять столь неприятным и внезапным обстоятельствам.

Густая шерсть безобразно торчала в разные стороны, а сам Мотылек все никак не мог дотянуться до места травмы, чтобы как следует очистить шерсть от грязи и засохшей крови. Хорошо, что он еще не видел своего отражения в воде - иначе бы точно расстроился пуще прежнего. Хотя не столько сильно его беспокоил его внешний вид, сколько он каждой шерстинкой чувствовал, что кто-нибудь, да обязательно надавит на него, упрекнув в неуклюжести или невнимательности. Что ж поделать, если Двуногие так беспардонно растягивают свои колючки прямо под заборами!

— Нужно выгрести воду из палатки, Метеор, - голос Грохотуна звучал как вызов. Вот, где Мотылек мог бы пригодиться!

- Я могу помочь с осушением палатки, Грохотун, - голос его был спокоен, хоть и нельзя было не признавать того факта, что Грохотуна в племени побаивался каждый. Уважали. Но побаивались его гнева. С таким целителем все племя понимало, что пустяковая царапина - это повод всю следующую луну думать о своем неосторожном поведении. Ведь целитель обязательно выскажется, не пожалеет.

Сегодня плечо как-то неестественно горело. Видимо, рана наконец начала затягиваться, но Мотылек, ранее не встречавшийся ни с чем подобным, немного волновался за свое будущее. Хоть и с самого момента получения травмы Грохотун с Горечью в довольно прямой и грубоватой форме объяснили ему, что охотиться с Звездными предками он будет лишь тогда, когда из-за него в целительской палатке совсем не останется трав.

Сильно хромая, Мотылек подошел ближе к целителям.
- Я выгребу всю воду, только... - короткая пауза говорила сама за себя, - Вы не могли бы мне дать что-то от боли в плече? - наверное, глупо было надеяться на то, что хоть что-то сохранилось в целительской палатке, но Мотылек не терял веру.

"В самом деле, не молчать же. Вдруг уже завтра мне скажут, что лапа отвалится. Гадюка обрадуется, не меньше. Кстати о Гадюке, " - рыже-белый скривился. Услышать от брата очередную насмешку было делом времени.

+5

16

[indent] — Ого, какие подстилки! — воодушевленно выпалил пятнистый, приближаясь к детям Щуки. Конечно, они были далеки от совершенства, но, Камыш и на такой поспал: стерпится, слюбится. Подметив слегка испуганный взгляд синички в сторону целителей, кот с мягкой усмешкой повел усами. Да, местную парочку врачевателей предпочитали особо не беспокоить, оно и не мудрено. Кажется, чем больше Горечь проводит времени со своим наставником — тем больше становится похожа на него.

[indent] — Надеюсь, она достанется мне, — решив отбросить мысли о брюзгах с запахом трав, переключился Камыш, опустив голову к серой ученице, — как самому хорошему наставнику, — ну или хотя бы как не плохому наставнику. Признаться, пятнистый довольно часто сомневался в методах собственного обучения, однако, каждый раз успокаивал себя, ведь Синичка обычно недовольств не высказывала. Да и как она выскажет, ей ведь неоткуда знать, как правильно обучать подопечных.

[indent] — Не устала еще камыши ломать? Может, попытаем удачу в охоте на лягушек? Или хочешь отточить мастерство рыбалки? — признаться, особо разницы не было. Практически везде в лесу еще стояла вода и даже охота на полевок могла превратиться по итогу в ту самую рыбалку. Выбирать не приходиться, особенно когда куча с дичью почти пуста.

[indent] — Плющевик наверняка уже аппетит нагулял, пока следил за восстановлением своей палатки.

Отредактировано Камыш (Среда, 20 марта 21:41:28)

+6

17

Ручеёк, всклокоченная и смешная, как воробушек, плюхнулась рядом с сестрой перевести дух. Вот насколько они с Синичкой, казалось бы, были похожи - настолько сильно различались. Окрасом даже: вроде обе серые, но у Ручеёк шерстка отдавала синевой, а у ее сестры - больше в черный. Смотрели обе одинаково озорливо, но у Ручеёк глаза получились синего цвета, а у Синички - медового.
Честно говоря, дымчатая кошечка обожала сестру. С самого рождения котята Щуки были неразлучны, даже когда дрались - только друг с другом, чтобы уж точно неразлучны. Их луны в палатке оруженосцев обе сестры ожидали нетерпеливо и встречали с обожанием, а по вечерам, во время мурлыканья, помогали друг другу вылизаться и болтали о всяких ученических делах за день.

— А ты кого больше боишься, Горечь или Грохотуна? - шепотом поинтересовалась Синичка, и ее сестра тихонько обернулась через плечо.
- Наверное, Горечь, - все так же тихо вторила сестре Ручеёк, тихонько хихикнув. На поляне все прибавлялись соплеменники, показались родители, и серенькая в надежде вскинула хвост: она скучала.
Ох, знали бы Метеор и Щука, как Ручеёк по ним скучала.
— Метеор, я хочу взять с собой Ручеек, чтобы набрать камыша и веток, — раздался за спиной голос наставника, и кошечка с готовностью подскочила, разворачиваясь к Гадюке. — Что-нибудь еще нужно?
- Порыбачить? - предложила речная ученица, и желудок кошечки заурчал в подтверждение. Стыдливо опустив уши, она переглянулась с сестрой: вот позорище. Рядом оказался и наставник Синички, который готов был забрать своего оруженосца по делам.
- Пойдем скорее, я хочу больше рыбы наловить, чем Синичка, - безобидно подгоняла наставника Ручеёк, и только лишь на мгновение, на выходе из лагеря, замерла, через плечо оборачиваясь на родителей.

Наверное, в такие моменты уходит детство.

Бросив полный обожания взгляд на Щуку и Метеора, ответственная ученица поспешила за наставником. Пусть они гордятся дочерью и увидят, какую рыбу принесет их Ручеёк!
-----> за Гадюкой

+4

18

[indent] - Выгребем, - кивнул предводитель, оборачиваясь на соплеменников, количество которых росло в геометрической прогрессии. Впрочем, было понятно, откуда лапы растут - сердить Грохотуна не решался никто, а уж если речь шла о ситуации, в которой его палатка и травы пострадали от наводнения... Словом, что-то примерно такое Метеор и предвидел, когда спешил лично помочь целителю и его ученице.
[indent] - Жаба, тогда ты помогаешь Горечи. Гадюка, навестите с Ручеёк заодно старый дуб - посмотрите, какой там сейчас уровень воды и насколько сильно пострадал остров. Наши целители частенько собирают там травы, и будет хорошо, если что-то уцелело, - распорядился Метеор, в задумчивости качнув кончиком хвоста. Взгляд его, рассеянно блуждавший по соплеменникам, остановился на второй дочери, после чего он вновь обернулся к Гадюке: - И перед выходом скажи Камышу, чтобы они с Синичкой отправились на охоту. Впрочем, - он оглядел соплеменников, часть из которых уже собиралась покинуть лагерь: - если кто-то ещё сумеет поймать на обратном пути что-то съестное, мы все будем ему очень благодарны. Только будьте осторожны: в некоторых местах река всё ещё не вернулась окончательно в свои берега.
[indent] За краткую передышку, во время которой в лагере закипела деятельность, он ощутил знакомое прикосновение и широко улыбнулся ещё до того, как встретился взглядом с Щукой.
[indent] - Думаешь, сегодня у них останутся ещё какие-то силы? - поинтересовался предводитель, глядя поверх головы подруги на Ручеёк и Синичку. А затем, немного подумав, сам кивнул в ответ на собственные размышления: - Да, может быть, останутся.
[indent] Пользуясь последними мгновениями, когда окружающим было не до них, Метеор наклонился поближе к уху Щуки: - Знаешь, а если Грохотун поймает нас за воркованием, пока мы разбираемся с палаткой, то точно вышвырнет обоих и не посмотрит на то, что я предводитель. Острые ощущения, о которых мечтает каждая пара, разве нет? - ухмыльнулся Метеор, выпрямляясь.
[indent] Последним, кто оставался не при делах рядом с палаткой целителей, оставался Мотылёк, который выглядел так, будто времени на приведение себя в порядок у него не находилось последние дня два - и Метеор так и не смог найти в себе душевных сил, чтобы как-то тактично затронуть эту тему. Ну, что же, оставить эту миссию целителям - решение малодушное, но как будто бы и не самое плохое. В конце концов, и Грохотун и Горечь при необходимости выложат всё без обиняков.
[indent] - Сиди, мы с Щукой избавимся от основной массы воды, - мимоходом отмахнулся Речной лидер, подцепляя лапой мох, отлично впитывавший влагу, - Много трав потеряли? - обернувшись через плечо и убедившись, что занятые воители разошлись по своим делам, Метеор озвучил один из главных вопросов на повестке дня.

+5

19

Я уже здоровался с тобой сегодня, Грохотун, — миролюбиво напомнил Гадюка. Только дернувшийся кончик хвоста выдавал раздражение воителя. Как скоро целитель начнет забывать собственные травы? Хорошо, что ему уже подрастала достойная замена.

Конечно, Гадюка уважал старого кота, только пустые упреки терпеть не мог. Особенно, когда они следовали прямо за бессонной ночью. Что сам полосатый, что его шебутная ученица трудились без перерыва на благо племени.

Как наставник, Гадюка считал, что Ручеек пора бы наградить охотничьей тренировкой. Обидно будет, если вся ее энергия уйдет на плетение камышовых подстилок. Он видел талант серогривой и старался улучить любой момент, чтобы отточить навыки этой восходящей Синей Звезды.

Получив одобрение Метеора, бурый мяукнул ученице:
Обязательно порыбачим.
"И наловишь ты больше, чем Синичка. Я прослежу," — оставалось надеяться, что пустой желудок не встанет поперек великих свершений. Воителям часто приходится голодать, пускай привыкает.

Гадюка передал Камышу слова Метеора и молча бы теперь удалился, если бы не одно "но". А именно — прибежавший на помощь Грохотуну Мотылек. Воин смерил брата оценивающим взглядом: рана уже выглядела лучше, к счастью или разочарованию Гадюки.

"Бедня-яга. Заставляют работать, хоть он колючками Двуногих поцарапался," — небось надеялся, что освободят до полного исцеления?

Ядовитую насмешку кот придержал на случай, когда вокруг не будут сновать полчища лишних ушей.
Выздоравливай поскорее, — проходя мимо брата, обронил он. Совершенно ровным тоном, без трогательных сострадательных ноток. Так оруженосцев просят вынести мусор из лагеря. — Племя нуждается в рабочих лапах.

Те, кто плохо знал Гадюку, могли бы счесть его слова грубой заботой. Но Мотылек знал брата достаточно хорошо, чтобы уловить настоящий посыл.
Гадюка просто назвал его обузой.

одинокий дуб

Отредактировано Гадюка (Пятница, 22 марта 08:44:45)

+3

20

На всякий случай Синичка отшагнула подальше от своих трудов, потому что не совсем понимала, достаточно ли рядом с ними села и собирается ли Горечь еще идти обратно, проверять, как именно тут идут дела. Одно радовало серошкурую: пусть даже она и не была самым умелым оруженосцем из всех, зато участь стать ученицей Горечи ей не святила. Синичка не понимала, чем так сильно ее пугала эта юная кошка, то ли строгостью, то ли просто уверенностью, которой самой Синичке так не хватало, но в ответ на слова Ручеек серая юница все равно тихо, чуть стыдливо, но рассмеялась: бояться строгой Горче вдвоем с Ручеек было не так страшно, как по отдельности.

— Ого, какие подстилки! Послышав голос наставника со стороны, Синичка приосанилась и улыбнулась еще издали: появление Камыша могло означать только начало какой-нибудь новой и увлекательной тренировки. Конечно, собирать с ним ракушки по лагерю когда-то было куда веселее, но даже сейчас серошкурой искренне нравилось проводить время с ним. - это мы сделали! - довольно мурлыкнула она в ожидании похвалы, которая тоже не заставила себя долго ждать.

— Надеюсь, она достанется мне. Синичка хихикнула: - надеюсь, что нет... Есть подстилки получше. Отведя глаза в сторону, серошкурая еще раз оценила угловатость своего творения: камыши сложились друг к дружке вполне прилично, когда Ручеек помогла ей, и все же то тут, то там что-то да торчало. Юница расстроено поджала губки: не видать Камышу такого подарка в ближайшем будущем. Конечно, это было не хуже, чем когда она совсем еще крохотная подкинула ему ракушек в подстилку с полной уверенностью, что так и нужно, но все-таки - в ее-то луны уже нужно уметь пользоваться своими лапами.

- А давай... Синичка постаралась вновь приосаниться и даже бы будто задумалась, хотя точно знала, чем хочет заняться, если у нее есть выбор: - давай половим лягушек... Племени нужно больше дичи, так? А, как рассудила Синичка, отправиться за лягушками - самый верный способ не оставить Плющевика голодным, ведь после Голых Деревьев серошкурая так и не научилась достаточно хорошо плавать, и Предки знают, готова ли она к следующему за сегодня поражению сразу после неудачной подстилки.

за камышом

+5

21

[indent] Похоже, Синичке не совсем добавили уверенности слова Камыша, она все еще считала свою подстилку не самым достойным произведением. Что - же, она и правда выглядела не идеальной, но, все - же лучшем чем голая земля.

[indent] А вот новости об охоте вселили в ученику куда больше радости. Что - же, камыш на это рассчитывал, ведь возня в лагере с палатками необыкновенно скучна. Бурый и сам изрядно устал от бесконечного таскания веток, нужно немного развеяться.

[indent] — А давай... — и вот в ее голове уже начали зарождаться идеи, Камыш замер в ожидании решения серенькой,  — давай половим лягушек... Племени нужно больше дичи, так? — лягушки это не плохо, тем более что их должно быть довольно много сейчас. Пятнистый тепло улыбнулся, согласно кивая головой.

[indent] — Поймаем самых больших, — заурчал молодой воитель, ободряюще похлопав свою ученицу по спине хвостом, — только не слишком, а то я их до лагеря не донесу, — с тихим смешком продолжил он.

[indent] — Попытаем удачу у кувшинок, может, мне удастся и рыбу поймать? — размечтался воитель, ныряя в заросли камыша.

--> кувшинки

+5

22

начало игры

Со стороны палатки старейшин послышался грузный, неспешный топот, но Кувшинка торопилась, и к этому у нее была своя причина - отвратительная подстилка, которая пропахла сыростью, и жухлые влажные камыши, которые совсем не устраивали ее для ночлега грядущей ночью. Кувшинка была не из тех, кто ныла без поводу, и почти не кряхтела на обратном пути в лагерь, правда, больше потому, что была искренне рада сюда вернуться, и даже старые лапы несли кошку домой необычайно легко. Но теперь, когда они - дома, и все возвращается на круги своя, бурая тоже хотела на них вернуться. На мягкой, удобной и не вонючей подстилке.

- Метеор! - взвыла старая кошка, без труда отыскивая рыже-белую макушку предводителя в толпе соплеменников. И правда - когда надо, ее зрение было острее, чем у сокола. Старейшина остановилась в паре лисьих хвостов от предводителя и Щуки, которые увлеченно занимались палаткой котят и королев, и продолжила требовать внимания, которого точно заслуживала в свои-то луны:

- В моей палатке пахнет дохлыми крысами, тиной и отхожим местом, - фыркнула старейшина и даже не заметила, как щеки раздулись сами собой. Но и поделом - с такой вонью кошка мириться не будет и, если нужно, обнюхает каждую-каждую палатку в родном лагере и найдет себе более подходящее место для сна, - Скажи на милость, кто из этих славных мальков исправит это в ближайшее время? Где ж это видано... Хмурым взглядом старейшина оглядела молодняк, то есть абсолютно всех, кто еще присутствовал на поляне в этот чудесный дождливый момент, и вновь уперлась в предводителя выжидающим, настойчивым взглядом. Кувшинка-то хорошо знала, что Метеор не бросит ее на произвол судьбы на вонючей подстилке, но искренне не понимала, почему это занимало так много времени.

Отредактировано Кувшинка (Воскресенье, 24 марта 00:28:06)

+5

23

[indent] Полосатый спешно следовал за своей соседкой по палатке, которая, уже на взводе, широкими шагами ковыляла в сторону предводителя. Все просьбы Плющевика повременить с разборками были пропущены мимо ушей, впрочем, в таких ситуациях Кувшинку сам Звездоцап не остановит. Она бурная река сносит своим течением все живое на своем пути. Наверное, именно поэтому полосатый старался держаться позади.

[indent]— Кувшинка, и до нас дойдут, ну ты посмотри, что у Грохотуна с палаткой, — не отпуская надежд переубедить подругу и загнать обратно полежать под камыши, Плющевик остановился рядом с ней, — ты прости, Метеор, что беспокоим, — оправдывался Плющевик, хотя сам то ничего и не сделал особо. На Кувшинку не смотрел, понимая, что в любом случае от нее по ушам отхватит и возразить особо не получится. Она вообще славная была кошка, просто раздражительная и нрав у нее крутой. А так, языком почесать с ней вечерком — очень уж приятно.

[indent]— Я бы и сам разобрал там все, да меня только на пару веток хватило, — а ведь совсем недавно разгуливал себе по лесам, да полевок ловил. И даже обидно как - то, что не так много силы в нем, как раньше.

позже в палатку

Отредактировано Плющевик (Воскресенье, 24 марта 20:39:14)

+4

24

Слова Грохотуна постучали по ушам словно ледяные капли дождя. Ученица встряхнула ушами, желая смахнуть неприятную "влагу". Теперь, когда взгляд падал на скрученные лепестки, лепестянка будто подсветилась своей неестественной желтизной. Горечь с досадой поджала губы.

Смирись, в ней нет ни жизни, ни лекарства, - что ж, нет, так нет. Трехцветка подняла глаза на суетяшихся соплеменников. И их становилось все больше и больше.

- Сейчас-сейчас, Жаба, сначала травы, - ученица подорвалась разгребать запасы, едва Грохотун успел произнести хоть слово. Едва ли это займет много времени, у них ничего толком и не было. Крапива, бурачник да водная мята. Кошка оторвала лапами полусухой лист крапивы от стебля и зубами, стараясь не касаться колючих частей губами, положила рядом с другими стеблями. Пара стеблей и два едва уцелеыших листочка - все, что у них было от инфекций.

- Грохотун, этого мало, но хоть рана начнет заживать и не воспалится снова, - боль кашица крапивы только добавит. Ученица передала все целителю. - Поищу что-то более полезное.

Она бросила задумчивый взгляд на водную мяту.
- Может она снимет боль? - сомнения оставались с ней. Дождавшись ответа целителя, она бросила взгляд на Мотылька. - Ты же воитель, возьми себя в лапы. И не такое переживешь. Лапу нужно беречь, но с мхом справишься, - кошка махнула хвостом на нору вокруг детской, на которой мелькали остатки мха.

- Мы ушли, - громко крикнула ученица и вышла из лагеря.

цветочная поляна -

Отредактировано Горечь (Вторник, 26 марта 09:14:48)

+4

25

[indent] Кто там кому помогать будет, Грохотуну уже не было дела, главное чтоб дело сдвинулось с мертвой точки. Он не сомневался, что ума воителей хватит, что палатку восстановить. Жаба в помощь Горечи не плохой кандидат, по крайней мере, в палатке целителя он ее замечал не часто, а потому думал он о ней пока что хорошо. Ежели заботится о своем здоровье, считай, заботится о запасах трав.

[indent] Слова Гадюки старый лекарь предпочел проигнорировать, мало ли что там он щебечет. Грохотун не помнил никаких таких приветствий от бурого за сегодня. Ну ничего, посмотрим как запоет, когда чего недоброе случится.

[indent] — Я могу помочь с осушением палатки, Грохотун, — послышалось совсем рядом. Как много народа приходит на помощь, видать не все равно на собственные болячки.

[indent] — Дерзай, Мотылек, — наотмашь отвечает белошкурый. Вскоре еще и Щука подобралась, в три лапы то они точно справятся. А Грохотун, пока молодняк работал, отошел чутка в сторону. Аккуратно сложил друг на дружку свернутые лопухи трав, которые уже успел разобрать, что ни одна лапа ее случайно не задела. Растяп здесь не мало, за ними глаз да глаз.

[indent] — Грохотун, этого мало, но хоть рана начнет заживать и не воспалится снова, — Белый нервно скосил челюсть, забрал у ученицы то, что она перебрала. Если никто в ближайшее время не напориться на острый сук и лапы о острые камни не порежет, все будет нормально. А царапины и так затянуться могут, лишь бы грязь какую не занести.

  [indent] — Ладно, идите, — едва успел сказать Грохотун, как вдруг появился Мотылек, недавно вызвавшийся помогать разгребать палатку. Он же еще ничего не сделал, а уже жалуется на боль в плече? Метеор сразу попросил молодого воителя не браться за это дело, а Горечь, словно прочитав мысли своего наставника, посоветовала не кривить душой и стиснув зубы продолжать работать.

[indent] — Почти все, — буркнул в ответ Метеору целитель, с прищуром смотря на бело - рыжего.

[indent] Есть только одно "но" в этой ситуации: тут совсем не им решать, что делать воителю с больным плечом. Грохотун от своих обязанностей не увиливал, а потому, тяжело переменившись с лапы на лапу, поманил Мотылька к себе, ближе к зарослям камышей. Не любил он, когда за его работой куча глаз наблюдает. В пасти, естественно, потащил сверток трав.

[indent] Особо белошкурый не болтал, ведь его бубнешь под нос разговор особо не назовешь. Единственные двигающийся глаз бегло осмотрел плечо бело - рыжего, в попытках уловить внешние изменения. Грязь и засохшая кровь.

[indent] — Выглядит не так страшно, знаешь ли, — выплюнул Грохотун, а после, резко ткнул лапой куда - то в область, между плечом и грудной клеткой, — тут болит, а? —  совершенно не беспокоясь о боли Мотылька, спросил лекарь. Ему важно было выявить очаг, а воин и потерпеть мог. Важно было определить, попала ли в раны какая - то грязь и пошла ли инфекция. Он то хорошо помнил, как воитель по дороге до лагеря уцепился за колючки Двуногих. Из такой длинной шерсти поди выпутай все это дело.

[indent]— Чего ты ж, побрел то Цап зная где? Один ведь такой умный, кто на колючки напоролся, — забурчал Грохотун, хмуря брови. Лист лопуха аккуратно разложил лапой и завис на пару секунд над остатками трав, будто придумывал, чего хорошего из них сделать можно. Да ничего и не поделаешь, одна крапива здесь и сгодиться, — особо спасать плечо твое нечем, но глядишь и крапива поможет. Ты молодой, хоть и пустоголовый, справишься как  - нибудь. Но сначала промыть надо, — хромой Грохотун помотал головой вокруг себя, в поисках кусочка мха. Еле двигаясь, он стащил небольшой ошметок из кучи, лежащей рядом с палаткой воителей. Промокнул в воде, благо, ее тут было достаточно и приложил лапой к ране, чтоб размягчить слипушуюся шерсть и грязь смыть.

Отредактировано Грохотун (Вторник, 26 марта 13:29:03)

+4

26

В лагере стало совсем шумно, и в центр их небольшого собрания подбиралось всё больше соплеменников. Что же, если повезёт, то к тому моменту, когда они вернутся, палатка целителя будет как новенькая.
— Жаба, тогда ты помогаешь Горечи, — распорядился Метеор, одобряя её затею.
Дымчатая и нам том была рада: лучше освежить голову вне лагеря и выудить рыбку, пока ученица целителя будет искать, что бы такого целебного взгромоздить на её плечи.

— Сейчас-сейчас, Жаба, сначала травы, — мяукнула Горечь, скрываясь где-то в запасах.
Воительница даже не успела ответить: вон как быстро ученица скрылась, видимо, чтобы Грохотун не успел чего-нибудь ляпнуть. А посмотреть воительнице и так было на что: Кувшинка разбушевалась не на шутку.
— Ты же воитель, возьми себя в лапы. И не такое переживешь. Лапу нужно беречь, но с мхом справишься, — мяукнула Горечь, передавая что-то целителю.
Сурово. Бедный Мотылёк, — хохотнула Жаба, переводя взгляд на хромающего воителя.

Когда Горечь разгребла травы, воительница поднялась на лапы и двинулась следом за ученицей.
— Поохотимся на славу, да? — улыбнулась воительница, вопрошая у идущей соплеменницы. — Надеюсь, поймаем что-нибудь поинтереснее грязи, а то у Гадюки и правда живот разболится, — хихикнула кошечка, припоминая бедную выцветшую лапчатку, которую пригрозился скормить воителю Грохотун.

—> цветочная поляна

+4

27

— Да, может быть, останутся. Воительница вздохнула, неспешно подбирая зубы в мох. Краем глаза кошка заметила, как обе дочери резво уплывают вслед за наставником на тренировки, но отчего-то, как и Метеор, Щука не сомневалась: - куда денутся... Лагерь всегда светился, пока его озарял свет юных будущих воинов, но чего уж тут - порою это утомляло даже самых любящих родителей. Но раз юнцы разошлись по землям, кажется им с Метеором все уже светила и минутка-другая почти что наедине. Правда если в юности они коротали эти моменты где-то на каменистом берегу или у пещер, то теперь оба деловито топали в сторону детской с ртами, полными мха. Как беспощадно время...

- Вышвырнет.., - согласно кивнула кошка, не слишком сосредоточенно топчась на мхе лапками и абсолютно невзначай прислоняясь к предводителю боком, - хоть бы из палатки, а не племени. Хихикнув, воительница постаралась сделать вид, что уделяет абсолютно все внимание палатки целителей: - вот будут нам острые ощущения...

— тут болит, а? Щука задержала дыхание и сморщилась, когда уверенным движением лапы целитель попытался уточнить, о каком именно месте шла речь: - ауч... Но даже задержав на этом увлекательном процессе взгляд, Щука в итоге усмехнулась: - воители должны учиться быть осторожнее, чтобы пореже попадаться целителям. Но пускай воительница шутила тихонько куда-то на ухо предводителю, уже давно уверенная и привыкшая позволять себе лишнее, если шёпотом, зато кошка хорошо знала, что под максимально пристальной и твердой опекой Грохотуна и Горечи, хворь Речному племени не очень страшна.

+3

28

каменистый берег --->

К возвращению их маленького патруля в лагерь дождь совсем разошелся: мокрая Ручеёк была похожа на взъерошенного воробушка. И все же, даже сквозь дождь, морось и потемневшую шерсть любой на поляне мог рассмотреть, как ярко и гордо горели глаза подрастающей ученицы. Помимо камыша, которого они с Гадюкой набрали, будущая воительница могла похвастаться и трясогузкой, и - что еще более гордо! - большой красноперкой. Задержавшись на мгновение и взглядом спросив разрешения у наставника, дочь Метеора и Щуки неуклюже подобрала свою добычу, еле-еле ухватила все за один раз и, вытянув шею и хвост трубой, понесла в общую кучу.
Вот так послужила племени! Было невыносимо гордо внести свой вклад в то, что племя будет сытым.
Да еще и такой весомый.

И все же, долго играть во взрослую и опытную воительницу Ручеёк не могла. Приметив мать, она взвизгнула:
- Щука! - позвала она, широко расставив передние лапы. - Видела, что я принесла, видела?
Вот такая Ручеёк была: перекрикивающая дождь, бодрая, взъерошенная, непринужденная. Она заливисто рассмеялась, ощущая небывалый прилив счастья.
- У меня получи-и-илось, - протянула она, обернувшись на наставника. Гадюка, кажется, тоже был очень доволен.

+4

29

[indent] - Луны идут, а ты как всегда не щадишь мои чувства, Грохотун, - рассеянно вздохнул предводитель, окидывая взглядом сушащиеся на солнце остатки трав. Выглядели некоторые так, будто уже по меньшей мере единожды прошли через пациентов, и оптимизма это не прибавляло; впрочем, Метеор без особой уверенности предположил, что и такое ещё сохранило какие-никакие целебные свойства.
[indent] Солнце с каждым днём прогревало земли Речного племени всё сильнее, и пополнение запасов свежими травами - вопрос времени, но если до того момента кто-то решит заболеть, им наверняка придётся невесело. Оставалось уповать на хвалёное здоровье соплеменников, для которых мочить лапы было делом привычным.
[indent] - Кошмар какой. Если он поймает нас, бросай всё и беги. Пусть бьёт меня, у меня припасена пара жизней на такой случай, - за камышами и макушкой Щуки он видел лишь малую часть махинаций, которые их целитель проводил над Мотыльком, но и те выглядели достаточно устрашающе, чтобы захотеть поёжиться.
[indent] Метеор хотел было наклониться ближе, но звук шагов вынудил его слегка увеличить дистанцию и обернуться. Как и остальные Речные коты, многих соплеменников он узнавал по шагам раньше, чем по запаху или внешнему виду, и теперь, оборачиваясь, предводитель на всякий случай собрался с духом.
[indent] - Прости, Кувшинка, - он поймал взгляд Плющевика и махнул хвостом, давая понять, что не ждёт каких-либо извинений.  Наводнение не пощадило их лагерь и, говоря начистоту, он очень сомневался, что они успеют управиться со всем до заката: - я отправлю кого-то свободного чинить вашу палатку, как только увижу, хорошо? Мы почти закончили с детской, поэтому на эту ночь вы можете разместиться там. Там тепло и сухо, да и котята будут рады вашему обществу, - предложил Метеор, кивая приближавшейся к ним гордой Ручеёк - что именно она сказала Щуке, он не услышал, поглощённый разговором со старейшинами, но по виду дочери догадался, что она отличилась во время вылазки из лагеря.
[indent] В этот момент предводитель в очередной раз пожалел, что к дару девяти жизней не прилагалась возможность разрываться на девять самостоятельных частей. Но, как говорится, если бы наши желания были мышами, лес бы ломился от дичи.

+5

30

каменистый берег

Гадюка и Ручеек промокли насквозь, пока тащили обратно добычу и камыш. Воитель раздраженно морщился, когда капли стучали по голове. Ему не терпелось привести в порядок взъерошенную дождем шерсть. Слава предкам, что наградили его коротким мехом! Куда легче поддерживать аккуратный вид.

Что до Ручеек, то ученица словно бы купалась в родной стихии: ветер, морось, лужи под лапами... Кошечка лучилась от радости, даже когда раскаты грома сотрясали небосвод.
Впрочем, Гадюка знал: упусти Ручеек ту красноперку, весь путь до лагеря напоминала бы грозовую тучу.
Удивительно, как маленькие победы и поражения влияют на неокрепшие умы. Гадюка еще помнил времена, когда сам лопался от гордости за любую сцапанную рыбешку, так что Ручеек он прекрасно понимал.

Оставив ученицу хвалиться добычей, воитель сложил камыши под навесом палатки оруженосцев. Мелюзга поймет, чего с подарочком делать.
Оставалось доложить Метеору о дубе, и можно взять передышку. Работа с раннего утра до близящегося вечера, не покладая лап, теперь еще прогулочка под дождем, — Гадюка чувствовал, что съест любого, кто обвинит его в отлынивании от обязанностей.

Да, ты отлично справилась, — ответил Гадюка сдержанно, подходя к Ручеек. Та как раз делилась успехами с матерью и отцом-предводителем. Картина поистине умилительная, но Гадюку семейные нежности раздражали. Потому он сразу перешел к рапорту: — Метеор, вода отступила от острова. Травы восстанавливаются, — были это лекарственные травы или обычные, Гадюка не рискнул бы судить. Все-таки, он простой воитель.

Дав ученице еще чуть-чуть пообщаться с родителями ("Удивительно, как она еще не устала от них"), наставник призывно взмахнул хвостом.

Ручеёк, спроси, нужна ли помощь старейшинам, потом отдохни хорошенько. Завтра у нас много дел, — он скользнул по лагерю оценивающим взглядом. Требовалось ли где-то срочное вмешательство?.. Вдруг ухо поймало отчетливое покрапывание. Доносилось оно из палатки воителей.

"Крыша течет?"

Цап дери, — фыркнул кот. Он торопливо раскланялся перед Метеором, подобрал на пути шмат мха и скрылся в палатке.

Ладно бы крыша просто текла, но капли падали прямо на его место.

палатка воителей

+4


Вы здесь » cw. cказки старого леса » речное племя » главная поляна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно